Мы рады приветствовать Вас
на сайте Слободской городской
библиотеки им. А. Грина!
Узнать больше...

Пушкарёв Василий Афанасьевич (1924 г.р.)

Пушкарёв Василий Афанасьевич (1924 г.р.)

1

Слобожанин Василий Афанасьевич Пушкарёв (1924 г.р.) был призван на войну в 17 лет. Воевал под Ленинградом. Участвовал в 1944 году в прорыве блокады Ленинграда. Награждён орденом Отечественной войны 2-й степени, медалью «За оборону Ленинграда» и другими.

Василий Афанасьевич получил одновременно повестку в армию и похоронку на отца в апреле 1942 года. Отец погиб под Смоленском, в 20-й армии.

Василий Афанасьевич на фронте был трижды ранен, и все три ранения получил на отрезке между Тихвином и Ленинградом, «в болотах». Первый раз под Чудовом, где он находился в составе 2-й ударной армии, 262-го артполка.

Из воспоминаний: «Нам дали новые 45-миллиметровые пушки и высадили   на гряду – окапывать огневые позиции. Очень наши «сорокапятки» не нравились немцу; особенно термитные снаряды, которые прожигали танковую броню. Вот и устроил он нам шутку… Работы шли к концу, как однажды днём немцы выпустили два своих танка в нашу сторону. Нам командуют – «Танки!», «Открыть огонь!» Начали мы стрелять по этим двум танкам, а немец в ответ как шуранул… Весь полк был уничтожен за час, - и орудия и люди. Ясно стало, что такой ответный огонь заранее готовился, и спектакль этот с двумя танками был сделан специально. Наших командиров, что приказали открыть огонь, сразу потом убрали.

До чего обидно: боя не было, а сколько людей погибло. Мне пробило грудную клетку; один осколок и сейчас в лёгком, да в правом плече ещё несколько».

Новый, 1943-й год Василий Афанасьевич встретил под Синявино, в составе 54-й армии. При подготовке к прорыву блокады Ленинграда в подкрепление была дана 8-я бригада, воевавшая под Сталинградом. Её бойцы сказали: «Условия, в каких вы здесь воюете – это ад. У нас под Сталинградом хоть было где окопаться, а тут ровное поле – ни зад, ни голову не спрячешь».

«Действительно, и хочешь, да не спрячешь: повсюду на земле слой воды или жидкой грязи, попробуй пригнуть голову – задохнёшься и потонешь. Посушиться было негде. Если удалось где от ветра укрыться – выжмешь сырое да и снова наденешь. И не болели! Вот что значит психическое напряжение, когда организм настроен на борьбу. Всю зиму под снегом стояла вода. Печек не было. По ночам, за 2 км, привозили полевую кухню. Днём над передовой летала «рама» (самолёт-разведчик), поэтому всякое движение было запрещено. Чуть кого заметит эта «рама» - жди бомбардировщиков. А ночью курить не давали.

Немцы выстроили очень крепкие оборонительные позиции на 12-километровом участке между Волховским и Ленинградским фронтами. Артподготовка была начата 12 января, и только 18-го два фронта, Волховский с Ленинградским, наконец, смогли соединиться. Всё это время битва шла день и ночь.

Наверное, не один десяток тысяч наших солдат погиб на штурме Синявинских высот. Мы сидели в болоте, а противник – на пятидесятиметровой круче. Подступы к высотам были испещрены узкоколейками. А между узкоколейками – карьеры, залитые грязью. Во время атаки скатится в них танкетка или пушка, вместе с солдатами, и поминай как звали.

Я тогда был наводчиком в орудийном расчёте 76-миллиметровой пушки. Бывало, панораму посмотришь, когда поднимается цепь – не одна тысяча народу идёт. А потом все они лежат убитые, один на другом».

В бою под Синявином Василий Афанасьевич был серьёзно ранен. Один большой осколок так и остался в ноге. Выяснилось, что он находится рядом с нервом. Решили не доставать, оставить, как есть.

Подлечившись после второго ранения, Василий Афанасьевич попал в лыжный батальон. После недели тренировок на лыжах он с другими бойцами оказался под Любанью. Там, опять-таки в болоте, стояла 177-я Любанская дивизия.

Из воспоминаний: «Когда стали брать Любань, нас – 300 человек лыжников – направили в обход в тыл врага, перед тем как дивизия пойдёт в лобовую атаку. Тут произошёл очень неприятный инцидент. Бойцы дивизии, в ходе лобового наступления, встретили нас в тылу… и приняли нас за власовцев.   Дескать, «русские, и с той стороны идут – кто это может быть?». По нам открыли огонь. Так я получил сквозное пулевое ранение».

Победу объявили, когда Василий Афанасьевич лежал в госпитале, в Костроме. Воспоминание об этом дне осталось ярким, незабываемым.

После войны Василий Афанасьевич жил в Белохолуницком районе, а с 1948 года – в Слободском. С 1948 года до выхода на пенсию работал на спичечной фабрике «Белка». Военные фильмы ветеран войны смотреть не любит, разве такие, как «Свадьба в Малиновке» - без стрельбы. И песню одну не может слушать - «Нам нужна одна Победа, мы за ценой не постоим…» И, правда, не стояли – кидали целыми армиями на верную гибель. Вот она – цена.

Никонов, В. От повестки до Победы // Скат – инфо. – 2008. – 17 окт. (№42). – С. 8.